Владимир Крамник между прошлым и будущим

4 фото
image

   На прошлой неделе обнародована важная шахматная новость — экс-чемпион мира Владимир Крамник получил «wild card» на участие в турнире претендентов (ТП), который состоится в марте будущего года в Берлине. Его победитель сыграет матч на первенство мира с нынешним чемпионом Магнусом Карлсеном.

   Почему это важная и активно обсуждаемая шахматным миром новость? Ответ прост: ставки очень высоки. И не только потому, что призовой фонд турнира претендентов по шахматным понятиям весьма высок (420 тысяч евро). Шанс выйти на Карлсена (со всеми приятными последствиями для имиджа и кармана — предыдущий претендент Сергей Карякин этих приятных последствий живое олицетворение) получают только 8 гроссмейстеров, и семь из них это право должны были заработать. Карякин — как победитель предыдущего турнира претендентов, Левон Аронян и китаец Дин Лирен отобрались из Кубка Мира, американские гроссы Фабиано Каруана и Уэсли Со — как обладатели наивысшего рейтинга (усредненного по итогам последних 12 месяцев). Плюс два участника попадут как победители серии Гран-при (всего четыре турнира, каждый участник серии играет в трех, четвертый турнир еще впереди; больше всего шансов у Шахрияра Мамедьярова, но сохраняют надежду Грищук, Вашье-Лаграв и Раджабов.). И только восьмой участник получает свое место в подарок от «организаторов».

   Заслужил ли Владимир этот подарок? Мое мнение (забегая с выводом вперед) — заслужил, но это мнение разделяют не все. Давайте по основным pros & cons пройдемся.

   Для начала: многие (включая меня) считают саму практику такого рода «подарков» порочной, ибо нарушение спортивного принципа неизбежно приводит к ненужным разговорам: достойных всегда больше одного, и от ощущения несправедливости выбора (к примеру, у поклонников блиставшего в этом году французского гроссмейстера Максима Вашье-Лаграва) никуда не уйти. Но ФИДЕ и организаторы цикла на мировое первенство ответят: попробуйте организовать турнир с приличным призовым фондом, не дав организаторам и спонсорам права уважить наиболее им близкого по каким-то причинам шахматиста. Они потеряют важный стимул — ведь о коммерческой отдаче речь не идет в принципе, только о расходах, причем и на широкое паблисити рассчитывать не приходится. Можно добавить и то, что «ФИДЕ и организаторы цикла» публично не скажут: широкого паблисити для спонсоров не ожидается ввиду весьма своеобразной постановки дела этими самыми «организаторами». 

   Главный официальный организатор розыгрыша первенства мира — известная (многие скажут — печально известная) компания Агон. Ее штаб-квартира находится в Москве, а главный собственник и руководитель — российско-американский бизнесмен-пиарщик Илья Мерензон (большой мастер впаривать басни о невероятных успехах своей фирмы самым продвинутым российским СМИ — типа Медузы, РБК и Форбса. Почему эти уважаемые СМИ на этот пиар ведутся — это отдельный интересный вопрос). Главные спонсоры ТП заявлены российские: это EG Capital Advisors и Kaspersky Lab. Многие считают, что дела в Агоне ведутся так, что компания привлечь западных корпоративных спонсоров самостоятельно не в состоянии в принципе. И ей так или иначе «помогают» российские властные структуры. 

   Так что неудивительно, что несмотря на место проведения турнира, облагодетельствован российский гроссмейстер (пусть и проживающий на постоянной основе в Швейцарии), причем доказавший, что он политически лоялен к нынешнему российскому режиму и более того, в некоторой степени встроенный в российский истеблишмент (о чем я когда-то подробно писал в своей статье «Сиюминутная политика и вечные шахматы» на полит.ру. Можно вспомнить и еше один мой текст годичной давности «Каспаров — Крамник: публичная политическая полемика»). 

   Это, наверное, верно. И лично я не раз критически высказывался о Крамнике. Собственно, мой первый большой шахматный текст «Классический чемпион Владимир Крамник… и вокруг» (опубликованный в 2004 г. на ведущем российском шахматном сайте ChessPro) был посвящен критике некоторых аспектов поведения Крамника как тогдашнего формального лидера шахматного мира — он вел себя как очень замкнутый на свои личные интересы чемпион, который мог месяцами отсутствовать в публичном поле, и при том истинно чемпионских успехов не демонстрировал (хотя нельзя не отметить, что как стало в подробностях известно позже, у него тогда были неприятные проблемы со здоровьем). 

   Ну и помимо прочего, он занял очень жесткую позицию по отношению к Каспарову, который после проигрыша Крамнику матча на первенство мира в 2000 г. стал снова доминировать в турнирах. Крамник отказал своему предшественнику в матч-реванше (который тот непредусмотрительно не заложил в регламент, хотя мог бы), декларировав, что Каспаров мог претендовать на матч с ним, только пройдя надлежащий спортивный отбор — при том, что пройти этот отбор тот так и не смог по независящим от него причинам. Ирония этой ситуации была и в том, что сам Крамник играл матч с Каспаровым, такого отбора как раз не пройдя. Надо ли говорить, что решение даровать ему сейчас wild card вызвало у многих ощущение дежа-вю — опять, дескать, он умудряется попасть в важнейшее соревнование не самым спортивным образом. Наверное, Алексей Широв (победивший в 1998 г. Крамника в отборочном ко встрече с Каспаровым матче) испытывает сейчас интересные чувства... 

   И тем не менее: я решение номинировать именно Крамника в турнир претендентов поддерживаю. Потому что вся эта политика (хоть шахматная, хоть какая) — преходяща. А вот шахматы — вечны. Удивительно, что при всех своих титулах и многолетних успехах высшей пробы Крамник как шахматист остается недооцененным (а для широкой публики и вовсе едва известным), и даже его политическая лояльность не помогает. А ведь он если не гений (этот эпитет в шахматах мало к кому прилагают, даже и Каспарова многие назовут «сильнейшим шахматистом всех времен», но не гением), то реально великий (не просто выдающийся) шахматист. Пусть и не добившийся столь многообразных побед, как его предшественники Карпов и Каспаров.

   Собственно, показателен уже тот факт, что он отобрал звание чемпиона у того самого «сильнейшего шахматиста всех времен» (причем отобрал в досрочно закончившемся матче, в котором Каспарову не удалось одержать ни одной победы, что само по себе удивительно). Но еще более важно, что в том матче Крамник предложил совершенно неожиданный и оригинальный подход к стратегии шахмат. Это было не просто возрождение старого дебютного варианта («берлинская стена» в испанской партии, которую Каспаров тогда так и не смог пробить). Это было открытие нового большого класса позиций с оригинальным стратегическим рисунком, как и путей их разыгрывания далеко за пределами каких-то конкретных дебютных вариантов. Во многом именно в этом русле последние лет 15 и шло развитие шахмат, и Крамник останется в их истории как один из тех немногих, кто реально повлиял на понимание самой сути древней игры. 

   И еще один важный аспект. Несколько лет назад Крамник преобразовал, практически на старости шахматных лет (ему уже было под сорок, что по нынешним временам много), свой стиль. К тому времени уже вполне устоялось мнение, что Крамник, с его фундаментальной (просто лучшей в мире) дебютной подготовкой и стремлением играть в позиционные шахматы с минимумом риска, играет сильно, но не слишком интересно (и делает слишком много ничьих). И вдруг (возможно, здоровье, наконец, позволило) в какой-то момент он заиграл по-другому, начал применять нестандартные дебюты с повышенным стратегическим риском, стал идти на неясные позиции с богатым тактическим содержанием. Можно констатировать: если речь о мировой элите, то именно Крамник сейчас играет чуть ли не в самые творческие и интересные шахматы. Обычно возрастные шахматисты на поздней стадии карьеры пытаются преобразовывать стиль в более «сдержанный», чтобы играть более надежно и менее энергозатратно — это нормально. Аналогов тому, что проделал со своим стилем (и самим подходом к спортивной борьбе) Крамник (при этом, что принципиально важно, сохраняя место на самом верху), я не знаю.

   Так что я считаю, что свою «wild card» в турнир претендентов Крамник заслужил как никто. Наверное, он не будет фаворитом номер один — просто потому, что в его возрасте многое будет зависит от того состояния, в котором он подойдет к этому сложнейшему турниру. К тому же, у него появились проблемы со стабильностью, что особенно проявилось в самые последние месяцы. Вот и в рейтинге он в данный момент опустился на седьмое место (при том, что совсем недавно был вторым. Впрочем, на данный момент он единственный представитель России в первой десятке). Тем не менее, шансы выйти из ТП на Карлсена у него есть, и если он в штурме берлинской стены преуспеет, то матч на первенство мира будет чрезвычайно интересным, в том числе и как последняя схватка самых выдающихся представителей разных поколений. У нынешнего чемпиона шансов будет больше, но и Крамник вполне может матч выиграть. И вряд ли кто назовет этот успех случайным. 

   Что до будущего… я разделяю мнение, что у Крамника (с его умом, стратегическим мышлением, связями, политической и этической гибкостью) впереди шахматно-политическая карьера. Вплоть до поста президента ФИДЕ. Желаю ли я ему в этом, на данный момент очень гипотетическом предприятии, успехов? Не уверен — по артикулированным выше причинам. Впрочем, поживем-увидим.

 

Источник: https://valchess.livejournal.com/181649.html


4 изображения

0 комментариев

Оставить комментарий