Разговор по телефону сегодня.


 

Фото с сайта: http://inkazan.ru/2010/03/12/pole-boya-v-kletochku/      Совершенно легкий пост субботне-воскресный. Не брюзжание стареющего, седеющего и дряхлеющего душой тренера, а просто передача дословно неожиданного телефонного звонка. Ну и послевкусие после него.

      «Вложите деньги в большой теннис, и вы с улицы уберете одного мальчишку, а если в шахматы — сразу десять детей.»

      Евгений Эллинович Свешников

      Прекрасное впечатление от этой фразы. Так оно и есть. 

      Одно условие- если удается заинтересовать ребенка игрой! Настолько заинтересовать, что он и сам рад стараться будет трудиться. Не только в часы тренировок, но и дома. И даже ради шахмат САМОСТОЯТЕЛЬНО принимает решение о лишениях в какой-то мере. 

      Просто проводить время на занятиях, по просьбе мамы. Или заниматься на каких-то самому для себя установленных условиях потерь и издержек. Вряд ли получится что-то хорошее... 

      И ладно бы в подобных случаях ситуация была бы нейтральной. Но иной раз ведь есть издержки от нежелательного отношения к уроку для коллектива детей. И сам тренер (как показал последний мой учебный сезон), отнюдь не биоробот, тоже получает существенный негатив от обструкции :-)) 

      Звонок на телефон. Сегодня.

      — Здравствуйте. Шахматная школа?

      — Да. Говорите, я тренер.

      — Сейчас летом вы занимаетесь?

      — Да. В июне. Те кто занимался и не уехал пока будут заниматься до 5-7 июля. Детей не много. Есть время и места для индивидуальных тренировок. С сентября будет старт групповых занятий. Начнется новый учебный год.

      — А если сейчас, то сколько стоит занятие?

      — 500 рублей за 1 час. Опишите пожалуйста ребенка. Его возраст и умеет ли играть. Смогу предположить есть ли смысл заниматься уже сейчас, или проще приходить в сентябре. 

      — У нас мальчик 11 лет. И он в первом классе уже ходил в кружок в школе.

      — Отлично хороший возраст. Если умеет играть, я бы посмотрел как он умеет играть уже сейчас.

      — А может быть он у вас и занимался? Это же вы 5 лет назад вели занятия в 148 школе.

      — Да это был я. А Может быть Вы скажите фамилию мальчика? Я их всех отлично помню, даже кто потом ходить перестал.

      (Мама назвала фамилию и имя. Фамилия оказалась очень запоминающаяся. Не сама по себе, а ребенком носителем).

      — О! Миша. Отлично помню. Только знаете, мне надо вам прямо сказать одну вещь. Вы только меня поймите пожалуйста правильно. Он же у вас «маленького того». Вы понимаете что я сейчас имею ввиду?

      — Да понимаю.

      (!!!)

      — У меня иногда появляются такие ребята. И я показываю на регби, на перетягивание каната, на прекрасный мир борьбы и единоборств. Прямо призываю их присмотреться к этим более близким их сущности видам спорта. Вот зная Мишу, именно это мне кажется самым оптимальным и для него.

      — Да вы все правильно говорите. но очень хочется что бы летом и вообще время не проходило зря, что бы развивался ещё и ум, что бы… (дальше были ещё аргументы и размышления, поему Мише желательно развиваться посредством шахмат).

      — Возможно я вас шокирую сейчас. Я и сам от себя честно говоря в этом году в шоке был. Мы можем очень хорошо и с оптимизмом думать о развитии всех детей, в т.ч и Миши. и Максима, и Сидора. Но черт возьми, кто подумает о тренере? Кроме как ему самому о о себе же и подумать некому. Я настроен на то, что бы продавать свои знания, продавать возможность у меня научиться игре, да стать поумнее, и попрактичнее в жизни попутно. Но в этом году понял, что не могу попутно с этим продавать ещё и свое здоровье.

      — Что Вы имеете ввиду? 

      — Я отслужил в армии не совсем психологически комфортную службу, и после этого казалось бы могу смотреть на разные неурядицы и проблемы максимально спокойно и конструктивно. И вот на 4-ом году тренерства, не выдержал и ударил пусть и не сильно одного мальчишку. Примерно того же возраста, что и Миша. И такой же поведенческой формации. Ну никак этого от себя не ожидал. И знаете сделал вывод, что мне самому себя нужно ограждать от подобных ситуаций в будущем. Не иметь для этого почвы. Все таки у меня не всеобуч, а частная лавочка. И фильтр на входе для желающих тренироваться ставить должен я сам.

      — Все поняла. До свидания.

      — До свидания.

      ___________

      Немало родителей, желающих развить посредством шахмат детей. Привить им какие-то навыки, заглушить вредные интересы, пробудить мотивацию «хоть к чему то», наработать усидчивость (очень распространенный родительский заказ). 

      И как правило эта категория проблемных ребят, и для меня тоже самая проблемная. Да… наверно кто-то из них разовьет усидчивость, займет время от компьютера, или шлынданья по стройке. Но всегда это происходит об меня. Об тренера.

      Не готов.

      Отлично помню Мишу. Спектр его интересов на уроке был широченный. И ничего не имело связи с шахматами. Ухудшалась общая академическая мотивационная составляющая урока.

      Вот вроде все что хотел, сказал по телефону маме. Вроде бы почти все было корректно. Но все равно какой-то осадок неприятный за себя самого немного остался. Не слишком ли я к 4-ому году стал разбалован хорошими детьми? Не слишком ли стал разборчив? Раньше брал всех, старался потерпеть, как-то «потанцевать» в особо тугих случаях. Ведь можно было бы его как-то уже повзрослевшего попробовать, но похоже себя люблю больше. И личный эгоизм ставит барьер заранее.

      И потом представляю себя на месте мамы Миши, если бы мою дочь куда-то не взяли, с формулировкой «она у вас того».

 


0 комментариев

Оставить комментарий