О Вильгельме Стейнице (выпуск №35) Поражение Чигорина.

 Стейниц-ЧигоринМатч… самый захватывающий и драматический матч на первенство мира из всех, что были до 1892 года финишировал.

За партиями следило огромное число зрителей. Например за последней партией наблюдало более 1000 человек. Она могла быть и не последней… если бы Чигорин победил, то счет стал бы 9-9 и противники играли до первого достижения 3-х побед.
Ссылки на все статьи серии о В.Стейнице

Вот как описывал очевидец — мастер А.Васкес момент, когда Чигорин размышлял о своем очередном ходе в данной позиции:


«Более 1000 человек присутствовали при 23-й партии, все обсуждали блестящую стратегию Чигорина; с минуты на минуту ожидали мы сдачи Стейница, предполагая, что белые сыграют 32.Л:b7 или 32.Лd7. Вдруг все приходит в движение; публика вскакивает с мест, русский мастер хватается за голову; без всякой надобности он ходом 32.Сb4?? уводит своего слона, который защищал его от мата. Какая досада!- повторяли сотни голосов. Какой печальный конец великолепного матча»

Партии обсуждали в Петербурге, в Лондоне, Париже, Вене, в Берлине. Представители многих известных СМИ присутствовали в Гаване. 

Практически сразу все бросились к крайне огорченному Чигорину, пытаясь понять о причинах этой очень грубой ошибки, свойственной наверно начинающему, но не мастеру бьющегося на равных с чемпионом мира. Никто не понимал природы ошибки, ведь к этому моменту соперники уже прошли контроль времени и Чигорин достаточно спокойно мог размышлять о своем 32 ходе.

Чигорин и сам не мог объяснить чем-либо конкретным эту нелепость. Впоследствии он говорил так:

Рой Джонс
(Атакует Рой Джонс младший)

Кличко-Чагаев
(А это знаменитый Владимир Кличко) 


«У меня была лишняя фигура и мое положение было выигрышным, только до крайности утомленным, я мог в такой позиции допустить сделать себе мат в 2 хода».

Несмотря на обилие в матче брака (чисто шахматного) у Чигорина, ему очень симпатизировали, за манеру вести открытый бой в любом положении, без страха поражения. На удивление СМИ в оценках итогов матча проявили редкостное единодушие… ведущие колонок и главные редактора специализированной шахматной прессы имели прямое отношение к игре и комментировали со знанием вопроса.

Поражение Чигорина было встречено с нескрываемым почти трагическим сожалением! Большинство надеялось, что между смелостью в игре и званием «чемпион мира»- должна быть прямая связь. Большинство видело именно Чигорина чемпионом мира.

Вот что писал французский шахматный журнал «La Strategie»:
«Чигорин побежден, но несмотря на это он ещё больше возвысился в глазах истинных знатоков… Его глубокие комбинации понятны только после подробного анализа, неожиданные и красивые атаки придают столько прелести его партиям, что они всегда с наслаждением читаются и переигрываются. Партии этого матча несут на себе печать удивительной силы Чигорина, и нужна была такая гранитная стена, как Стейниц, что бы ему потерпеть поражение».

Сам Вильгельм Стейниц тоже высоко оценил игру своего противника. Он был сдержан, но постарался быть объективен:
«Остается фактом, что я не могу бороться с русским мастером также успешно, как мог бороться с другими великими мастерами, включая и Цукерторта».

Большинство Петербуржских поклонников игры внимательно следило за событиями в матче и как это часто бывает искренне радовались в моментах, когда Чигорин лидировал в матче и был близок к успеху. Но вот поражения и особенно итоговый результат- имел разную оценку среди русских людей. Гамма была широкой, от полного сочувствия и поддержки шахматиста, до достаточно не приятных заявлений о недостаточном поддержании чести России на международном уровне.

Чигорин безусловно был лучшим русским игроком в то время, этим не кичился и не кривлялся перед коллегами или журналистами. Тем не менее, возможно это свойственно русским людям, лучшим у нас случается завидуют. У Чигорина было немало завистников и недоброжелателей. Его увлечение и рвение сделать шахматы культовым видом досуга в России- почти не находило понимания у чиновничества. Его прямо считали бесноватым лидером группы чудаков. Были сложные отношения и с некоторыми другими игроками.

Надо сказать, что спецификой Чигорина (которая играла против него) была впечатлительность и излишня эмоциональность. Он не умел настроить себя на олимпийское спокойствие !!!

Строки в отечественных газетах: 
«Наш Чигорин,
Объегорен!»

Или широко известный эпизод, когда С.Алапин выслал перед матчем почтой Стейницу информацию по сильному возражению за черных в гамбите Эванса…

Чигорина такие вещи выбивали из колеи и достаточно чувствительно! Он и в спокойной то, атмосфере в напряженные моменты партии «держал руки в карманах, что бы удержать себя от эмоционального, порывистого решения», а при таком подтравливающем фоне от соотечественников и вовсе имел разрушенное моральное состояние.

Любопытно, что этот эпизод с письмом от Алапина, стал известен Чигорину… от Стейница!!! 

При этом он сказал об этом совершено легко и с улыбкой, без задней мысли (между ними действительно были очень теплые личные отношения):
«Получил от господина Алапина подробные анализы «опровержения гамбита Эванса». 
Правда они меня не убедили…»

Большинство русских шахматистов осудило эту выходку Алапина, но снаряд достиг цели совершенно точно, Чигорин крайне на стабильно вел партии. Отдельные из них (мы это видели в постах) были исполнены на крайне низком уровне, в виду грубых промахов.

Тем не менее было большинство тех, кто от всей души болел за Чигорина. Например многие представители интеллигенции, деятели отечественной культуры не только с волнением следили за ходом поединка, но и телеграфировали слова поддержки своему соотечественнику.
Не оставался, например равнодушным Лев Николаевич Толстой:
«Я не могу побороть в себе свой шахматный патриотизм, и не желать, что бы первым шахматистом был русский».


Если позволить личную оценку и характеристику как по Стейницу, так и по Чигорину, то пожалуй, что каждый из них достоин места в истории шахмат в одном ряду. Несмотря на отсутствие у второго титула.

Они играли слишком по разному, и чисто практически, и скорее по меньшему числу недостатков «в том числе ввиду стиля»- Чигорин все таки уступал и уступал справедливо.

Так уж получилось, что история она помнит не столько подробности и эмоции, сколько результаты. Да и сами партии показывают, что так как ошибался Чигорин, Стейницу до него было далеко. Когда Стейниц проигрывал в пух и прах, это все таки было преимущественно следование экспериментам и убеждениям, которые до конца не были проверены… 

В заглавии поста разместил фото двух известнейших боксеров современности. Вот разница в зрелищности первого и второго Такая же как у Чигорина и Стейница в шахматах. Со слов Джонса:
Владимир Кличко великий боксер, он безоговорочный лидер сегодня в своем весе. То что его критикуют за отсутствие зрелищности- это не справедливо. Только сам спортсмен знает что для него важно в боксе, и как ему этого достигнуть. Просто он не шоумен, а чемпион. Для зрелищного, захватывающего бокса нужно быть шоуменом»

Чигорина было очень интересно смотреть, но чемпионские результаты чаще всего бывают именно у профи, а не у шоуменов. Исключений мало, разве что молодой Михаил Таль был, как Чигорин, тоже ради атаки мог пренебречь абсолютно всем, и вел её с большим подъемом.

В заключение мнение Эм. Ласкера. В 1937 году, он эмигрировал из Германии в СССР, и жил в Москве. Редакция журнала «Шахматы в СССР» взяли у 2-го чемпиона мира интервью. Было несколько вопросов и о Чигорине. Ответы мудрого доктора синхронно с прямым сравнением стиля «двух боксеров», одного из которых любили больше.

— Партии телеграфного матча помню, произвели на меня потрясающее впечатление, — сказал Ласкер- Так разгромить Стейница- это казалось невероятным. А потом на турнире в Гастингсе я ещё раз ощутил богатырскую силу Чигорина. Я был уверен, что мне придется играть с ним матч на первенство мира.

— Почему же этого не случилось?- спросил интервьер Н.И. Греков.

-Когда я был на турнире в Петербурге, я видел, как пренебрежительно руководители шахмат относились к Чигорину. Ему не только не помогали, но ещё и всякие неприятности делали. Было это очень заметно. И я, и Стейниц раньше это видели, возмущались, но что мы могли сделать. Я думаю, что жизнь Чигорина была очень тяжелой.

-А кто по Вашему мнению, более значительная фигура в шахматах – Стейниц или Чигорин?

Ласкер задумался, не спеша закурил сигару, а потом сказал:
— Стейниц, как последовательный мыслитель и философ был выше, однако в понимании правильности, силы и красоты в шахматном искусстве Чигорин намного превосходил Стейница.


Вся серия статей о В.Стейнице (ссылки)


0 комментариев

Оставить комментарий