Поединок между компьютерными программами впечатляет. AlphaZero открывает новые горизонты в шахматах



Ян Непомнящий (справа), одержав три победы подряд, едва не стал победителем London Chess Classic (слева – Фабиано Каруана). Фото Леннарта Утса с сайта www.londonchessclassic.com

Ян Непомнящий (справа), одержав три победы подряд,

едва не стал победителем London Chess Classic (слева – Фабиано Каруана).

Фото Леннарта Утса с сайта www.londonchessclassic.com

      В минувший понедельник завершились заключительный этап Гранд-чесс-тура, а вместе с ним и все элитное гроссмейстерское многоборье. Совершив невероятный рывок, по ходу которого ему удалось одержать три победы подряд (в том числе и над чемпионом мира Магнусом Карлсеном), победителем London Chess Classic едва не стал Ян Непомнящий, однако буквально в последний момент фортуна отвернулась от него и не позволила обыграть на тай-брейке в молниеносные шахматы Фабиано Каруану. 

      Казалось бы, столь яркие события должны были оказаться в центре внимания мировой шахматной общественности, однако они были вытеснены из медийного шахматного пространства новостью, которая оказала определенное влияние и на развитие событий на London Chess Classic. Как раз в эти дни (и тоже в Лондоне!) состоялся поединок между двумя компьютерными программами, в ходе которого AlphaZero – инновационное детище компании DeepMind – буквально нокаутировало в матче из 100 партий действующего чемпиона мира, программу Stockfish, выиграв у нее белыми 25 партий, а черными – 3 без единого поражения!

      Собственно, сам по себе этот результат, аналогичный разгромной победе в японские шахматы Сёги, которую одержала AlphaGo (своего рода предтеча AlphaZero) над программой Elmo, обыгравшей до этого ряд сильнейших «белковых» игроков, в том числе и чемпиона мира Кэ Цзё, а также победе AlphaGo над чемпионом мира среди людей по игре го, не мог бы произвести столь сильного впечатления, если бы не чисто шахматное содержание матча, в котором по одну сторону доски «сидел» невероятно сильный компьютер, а по другую – некто (или нечто!), почти бог, словно бы объединивший в своем творчестве лучшие черты Гарри Каспарова, Хосе-Рауля Капабланки и некого суперкомпьютера...  

      Чтобы сделать сказанное более понятным, напомним, что, несмотря на утраченную людьми способность противостоять современным компьютерам, всем нам – и лучшим шахматистам мира, и простым смертным – было до сих пор очевидно, что «электронные монстры», ничего не понимая в шахматах, просто пересчитывают нас, иными словами, используют то обстоятельство, что людям свойственно ошибаться, причем, перефразируя булгаковского Воланда, ошибаться весьма глупо, допуская тактические просчеты буквально на ровном месте. Но если это так, то, избавив человека во время шахматной партии от необходимости проверять и перепроверять себя, тупо считать и пересчитывать уйму мелких вариантов (на что у него уходит не менее 95% времени и энергии, но все равно не гарантирует от невынужденных ошибок), можно добиться того, что наши креативные способности окажутся весомее фантастической счетной мощи любого суперкомпьютера.   

      Однажды (в начале века) эта гипотеза уже проверялась на практике, когда создатели знаменитого суперкомпьютера «Гидра», который разгромил со счетом 5.5:0.5 сильнейшего английского гроссмейстера Майкла Адамса, решились выпустить свое детище в «свободное плавание» против не слишком именитых, но зато хорошо понимавших суть «психологии компьютеров» игроков, которые (в отличие от Адамса) имели право для предотвращения собственных тактических просмотров использовать во время игры обычные простенькие ноутбуки. Единственное чисто шахматное достоинство этих игроков состояло в том, что все они являлись людьми, то есть обладателями гибкого, дополненного «человеческим пониманием» разума. И, несмотря на то что за полтора прошедших десятилетия скорость и производительность компьютерного железа выросла на порядки, а программисты существенно усовершенствовали начинку своих детищ, снабдив их, в частности, огромными эндшпильными и дебютными базами, глубинная суть движков осталась прежней: все они, ничего не понимая в шахматах, невероятно эффективно использовали свою информационно-вычислительную мощь, лишая людей в битвах с собой даже малейшего шанса на успех. 

      Может показаться, что все наши разговоры про «человеческое понимание» не более чем досужее брюзжание обиженных представителей конфессии, сброшенной компьютерами с ее интеллектуального пьедестала. Однако эмоции, которые испытали мы (и не одни мы!), просматривая партии, сыгранные в недавнем матче между AlphaZero и Stockfish, доказали, что это не совсем так, точнее, совсем не так! Уверены, что большинство шахматистов испытали глубокое удовлетворение, наблюдая, как AlphaZero словно бы мстит компьютерному миру за те невольные унижения, которым после знаменитой нью-йоркской победы «Дип Блю» над Гарри Каспаровым он (этот мир!) раз за разом подвергал сомнению наши представления о красоте шахмат и неразрывно связанные с ними убеждения об огромном внутреннем богатстве нашей Игры. 

      Иными словами, AlphaZero посадил своего грозного компьютерного оппонента в глубокую лужу, регулярно прибегая к тому, что, согласно классической шахматной эстетике, всегда считалось проявлениями красоты, мастерства и доказательством творческой неисчерпаемости шахмат! Да и как иначе, глядя с нашей человеческой колокольни, можно охарактеризовать регулярно предлагавшиеся AlphaZero чисто позиционные жертвы фигур и пешек, заставлявшие вспоминать о наивысших творческих достижениях Александра Алехина, Михаила Таля и Гарри Каспарова?! Помимо прочего это означало, что в шахматы можно играть и в их стилистике, а объективная шахматная истина по-настоящему красива! 

      В этом матче AlphaZero играл не просто сильно, но и «чисто по-человечески» – то есть так, как ранее не действовал и не способен был действовать ни один обычный компьютер! Шахматному миру было продемонстрировано, что AlphaZero вышел на новый уровень проникновения в тайны Игры, в рамках которого вульгарный материализм (то есть стремление забрать побольше фигур и пешек соперника) отступает перед величием духа, сделавшим ставку на гармонию взаимодействия своих фигур и стратегическое ограничение фигур соперника. Абсолютно не принципиальным представляется то, что «железо», на котором играл Stockfish, значительно уступало «железу» AlphaZero; кроме того, программа-чемпион была (согласно условиям эксперимента) лишена своих огромных дебютной и эндшпильной баз. Ведь счетные возможности Stockfish все равно оставались огромными, значит, компьютерный чемпион смог бы легко опровергнуть любой заведомо некорректный замысел соперника!  

      При этом стоит обратить особое внимание, что в отличие от Stockfish, который даже на сравнительно слабом «железе» просматривал 70 млн (!) позиций в секунду, прошедший самообучение AlphaZero довольствовался всего лишь 80 тыс. и руководствовался при принятии решений совершенно иными, не связанными с принципом «грубой силы» приоритетами. Все это попахивает… нет, конечно, не мистикой, но как минимум значительным шагом к созданию искусственного небелкового интеллекта. Тем более что сами разработчики называют свое детище нейросетью, которая, получив в качестве исходной информации лишь правила игры, смогла в течение всего четырех часов столь глубоко проникнуть в тайны шахмат, что заиграла поистине «в бисову силу». В развитие темы: для освоения игры сёги AlphaGo потребовалось только два часа, а для освоения го – восемь...  

      Любопытно, что, узнав о результате матча и просмотрев сыгранные в нем партии, Гарри Каспаров нисколько не удивился случившемуся, сказав, что после успехов AlphaGo в игре го чего-то подобного следовало ожидать. Куда эмоциональнее отреагировали на «обыкновенное шахматное чудо» участники London Chess Classic. Так, в качестве неформального представителя чемпиона мира Магнуса Карлсена выступил его многолетний тренер Петер-Хайне Нильсен, который заявил на сайте Chess.com: «Я в своей жизни не раз задавался вопросом: что было бы, если бы более разумный вид высадился бы на нашей планете и продемонстрировал свое искусство шахматной игры? Просмотрев партии матча, я, похоже, смог получить ответ. AlphaZero по сути – это искусственный интеллект. Он идет от чего-то вроде шахмат к проблемам, достойным нобелевских премий и даже большего. Думаю, нам повезло, что они решили потратить целых четыре часа на шахматы, но последствия этого открытия куда более значительны». 

      Большинство участников London Chess Classic не были склонны к столь широкому взгляду на суть проблемы, обсуждая прежде всего возможное влияние нового фактора на свою игру и дебютную подготовку. Наибольшее впечатление AlphaZero произвел на Магнуса Карлсена. Во всяком случае, именно в этот момент в игре чемпиона наступил заметный спад, во время которого он еле спасся в партии с Хикару Накамурой, проиграл Яну Непомнящему, после чего едва не уступил Максиму Вашье-Лаграву первое место в общем зачете. Однако сенсации не произошло: победив на финише в сложнейшей борьбе Левона Ароняна, Карлсен сохранил свою лидирующую позицию в Гранд-чесс-туре, а Ян Непомнящий так и не смог, увы, завершить свой мощный финишный спурт победой на лондонском супертурнире. 

 


 


0 комментариев

Оставить комментарий