Шахматный король


 

Александр Алехин      В этот день сто лет назад. Газета «Петроградский листок» 10 июня (28 мая) 1916 г.

      Наш шахматный чемпион, А. А. Алехин только что вернулся из шахматной поездки, которую предпринял для сбора. денег в пользу ваших русских шахматистов, находящихся в плену у германцев. 

      Он был, так сказать, в главных гнездах шахматистов, в Киеве и Одессе, играл серьезные партии с киевским игроком А. М. Эвансом, затем устроил несколько вечеров с одновременной игрой и два сеанса игры «a l’aveugle», т. е. «не глядя на доску», каждый по 8 партий. В Киеве он выиграл все 8 партий, в Одессе — семь. 

      Алехин сравнительно молодой игрок. 

      Шахматисты знали мальчика-гимназиста — шахматнаго маэстро, но громким стало его имя после «всероссийского турнира в Петрограде», бывшего (если не ошибаюсь) в 1908 г., кода А. А. Алехин остался победителем и получил награду. 

      С той поры слава его росла и крепла, как и игра, и он заслуженно числится среда шахматистов одним из чемпионов. 

      Одновременные партии, количество которых он довел до 26, не представляют для хорошего игрока особенного трюка. Переходя от доски к доске, он помнит партии с осложнениями и комбинирует в то время, когда на очереди слабосильный игрок. 

      К слову сказать, шахматная игра беспредельна для измерения силы игрока в ту и другую стороны. Трудно представить себе, до какой степени может быть слаб игрок, так нельзя уверенно сказать, что сильнее Эванса, Морфи, Андерсена не появится маэстро. Все наши чемпионы играли одновременные партии, а Чигорин говорил: «их можно играть хоть сто, если бы не уставали ноги». 

      Партии «в слепую» гораздо труднее, требуют громадного напряжения, и упражнение в этом занятии гибельно для здоровья. Благоразумный Ласкер ни разу не позволил себе этого трюка. Среди наших чемпионов тот же Чигорин играл легко четыре партии и однажды шесть. 

      Специалистами по этому роду игры, являются американцы, и среди них знаменитый Пильсбери. Этот изумительный американец начал свою карьеру с того, что играл в «автомате», которого возил по Америке один импресарио. Пильсбери поссорился с ним, вылез из автомата, разоблачил своего хозяина и стал открытым шахматистом. 

      В Америке все на доллары. Он играл по приглашению в клубах, принимал участие в турнирах, играл в матчах, приезжал в Европу и был, между прочим, у нас на знаменитом «турнире чемпионов». Играли тогда Чигорин, Стейниц, Ласкер и Пильсбери. Ласкер получил первый приз. 

      Пильсбери уехал в Америку и весь отдался наживе, показывая чудеса и фокусы своей игры. 

      Между прочим, он устраивал сеансы, одновременно играя «a l’aveugle» 6 партий в шашки и 12 — в шахматы, не прерывая игры в винт... 

      Такие упражнения довели его до головных болей, а затем до сумасшествия. 

      Это опасное упражнение. 

      А. А. Алехин показал силу своей памяти и своей способности и, кажется, в истории русской шахматной игры побил в «игре на память» все рекорды.  

      Любитель. Петроградский листок 10 июня (28 мая) 1916 г.


 


0 комментариев

Оставить комментарий