Петр Свидлер: турнир претендентов — самый неясный по составу за последние годы


 

Петр Свидлер Фото с сайта news.rambler.ru      Один из сильнейших шахматистов России и мира, семикратный чемпион страны петербуржец Петр Свидлер в преддверии турнира претендентов, стартующего 10 марта в Москве, поделился со специальным корреспондентом агентства «Р-Спорт» Олегом Богатовым своими надеждами и ожиданиями.

      — Петр Вениаминович, вы, в отличие от многих других участников, уже выиграли очень много турниров высокого уровня. Для вас победа имеет принципиальное значение, или более важно показать игру высокого класса, которая понравится самому и запомнится многим?

      — Матч на первенство мира (победитель турнира претендентов осенью встретится в США с чемпионом мира норвежцем Магнусом Карлсеном) — единственное, чего пока нет в моей биографии. И мне, конечно же, хочется выйти на новый уровень. Другое дело, что выиграть турнир, не показав ту игру, которая мне понравится, довольно затруднительно. И это все взаимосвязано.

      — Кого вы относите к числу своих главных конкурентов?

      — Весь состав участников, и это не попытка пошутить — это абсолютно серьезный ответ. Я не читаю аналитику и стараюсь максимально дистанцироваться от того, что связано с турниром. Потому что это, скорее, мешает играть, чем наоборот. Но мнения всех (экспертов), что я видел до сих пор, сводятся к одному — это самый неясный турнир претендентов за последние годы. В том смысле, что нельзя назвать четких фаворитов.  

      — Многие участники будущего турнира выступали в различных соревнованиях, в том числе и по быстрым шахматам, а о вас не было слышно, вы затаились. Почему и как строилась ваша подготовка?

      — Подготовка проходила, как обычно — на сборах с товарищами, с попыткой как-то выстроить дебютную стратегию. Потому что, как бы мы ни хотели другого, упор сейчас в большей степени делается на дебютную часть. А то, что я нигде не играл… У меня и не было особого выбора в этом вопросе — играть в обычных турнирах не было смысла, а приглашения в Вейк-ан-Зее, Цюрих или турнир подобного уровня у меня не было. Я не знаю, что (индиец) Виши (Ананд) скажет по окончании турнира претендентов. Вот он сыграл в Гибралтаре, не знаю, пойдет ему это в плюс или в минус. Это не попытка уколоть Виши, но я играл в Гибралтаре большое количество раз и знаю, насколько это нелегко. Это единственный турнир, в котором я мог участвовать. Но играть в Гибралтаре перед турниром претендентов мне показалось странным выбором. Хотя, с другой стороны, там играл и (американец, участник турнира в Москве) Хикару Накамура и выиграл его. Так что, может быть, я не прав.

      — В то же время вы не выпали из шахматного пространства, выступив в качестве комментатора турнира в Вейк-ан-Зее. Такой отстраненный взгляд, смена деятельности, помогает иначе взглянуть на шахматы? Или вы смотрите сугубо взглядом профессионала, которого вряд ли что может удивить?

      — Я не думаю, что это как-то позволяет расширить перспективы. Я просто люблю эту работу, она мне кажется достаточно интересной, и она у меня неплохо получается, если судить по отзывам окружающих. Не думаю, что это как-то меняет отношение к шахматам — комментировать плохо я не люблю и стараюсь делать это хорошо. А для этого надо постоянно активно думать о том, что ты говоришь. Это такой вид «зарядки для хвоста» (с улыбкой).

      — Какой результат, на ваш взгляд, будет достаточен для победы при таком, по вашим словам, «неясном» составе — плюс два, плюс три?

      — Очень трудно сказать, в турнире с таким составом сложно что-то предугадать. В таких турнирах очень резко меняется картинка на переходе от первого круга ко второму, народ начинает активно уставать. Я не очень помню статистику по предыдущему турниру в Ханты-Мансийске, но на предшествующем ему аналогичном соревновании в Лондоне во втором круге просто началась «кровавая баня» — люди стали уставать, увеличилось количество ошибок, плюс турнирная ситуация подстегивала — все стали играть гораздо резче. И там все завершилось на «плюс три», хотя перед последним туром лидеры, Владимир Крамник и Магнус Карлсен, стояли на «плюс четыре».

      — И вы в этом активно поучаствовали (обыграв в заключительной партии Карлсена)...

      — Да, немного, не пассивно, скажем так, созерцал происходящее. Если не брать сумасшедший результат Веселина Топалова в 2005 году в Сент-Луисе, то никто турнир претендентов сильно не разрывает, потому что плотность результатов очень высокая. Но если у кого-то все будет складываться и он «поймает ветер в свои паруса», то можно, наверное, набрать и много очков. Не знаю, я не большой прогнозист.

      — То, что вы и Сергей Карякин играете дома, дает вам небольшое преимущество перед другими участниками, или все уравнены в правах?

      — Я, честно говоря, не уверен в этом. Но не поймите это как попытку заранее пожаловаться на возможный неудачный исход. Но мне кажется, что турнир и так крайне ответственный. И появляется дополнительное напряжение, поскольку ты играешь перед своими знакомыми и друзьями. Это, скажем так, обоюдоострое оружие — может пойти на пользу, а, возможно, и наоборот.

      — Кто-то из домашних и близких будет вас поддерживать в Москве?

      — Не на начальном этапе, скорее, ближе к концу. Все-таки школьные процессы не остановить (у Петра и Ольги Свидлеров двое сыновей). Не так легко сорваться и уехать. Турнир длиннющий, поэтому на три недели забрать с собой кого-то еще из дома было бы нелегко.

      — На ваш взгляд, можно ли ожидать каких-то новаций в дебютах, или все будет идти по отлакированным схемам?

      — Трудно сказать. В последнее время появилась тенденция не переносить тяжесть борьбы на миттельшпиль. Грубо говоря — соревноваться именно в шахматах, а не в том, кто более успешно понажимал на кнопки компьютера дома. Но в турнире, в котором столько всего стоит на кону, участники будут пытаться выжимать максимум из дебюта. Если в таком турнире даже в двух-трех партиях удастся показать «ядерные» идеи, которые дают громадный перевес сразу по выходу из дебюта, это принесет очень мощный задел. Думаю, что все будут стараться максимально жестко играть в дебюте. Но никакого инсайда у меня нет, извините (с улыбкой).

      — Удастся ли вам сочетать выступление на турнире с наблюдениями за своей любимой игрой — крикетом?

      — Трансляции в основном показывают в интернете, вживую в Москве, как и в Питере, это найти сложно. Поэтому буду стараться находить время для просмотра игр в интернете.

      — Петр Вениаминович, вы не раз бывали и играли в Москве. А есть ли у вас любимое место, куда в свободное время вы обязательно постараетесь прийти?

      — Я, как каждый петербуржец, прошел разные стадии отношения к Москве. И сейчас оно у меня доброжелательное. Но сказать о том, что я ее знаю, в ней разбираюсь, и у меня есть свои любимые закутки, извините, не могу.


 

Петр Свидлер Фото с сайта news.rambler.ru

 

 


0 комментариев

Оставить комментарий