Американский последователь Блюменфельда!

 Очень необычное и достаточно громкое происшествие произошло на первенстве США по шахматам среди мужчин этого года.
 
Читая новость — легко вспомнить об очень похожем конфликте из произведения двух советских классиков юмора:
-----------------------------------------------------------------------------
«Вот как обернулось это дело. Васисуалий Андреевич по-прежнему забывал тушить свет в помещении общего пользования. 
 
Да и мог ли он помнить о таких мелочах быта, когда ушла жена, когда остался он без копейки, когда не было еще точно уяснено все многообразное значение русской интеллигенции? 
 
Мог ли он думать, что жалкий бронзовый светишко восьмисвечовой лампы вызовет в соседях такое большое чувство? 
 
Сперва его предупреждали по нескольку раз в день. Потом прислали письмо, составленное Митричем и подписанное всеми жильцами. И, наконец, перестали предупреждать и уже не слали писем. Лоханкин еще не постигал значительности происходящего, но уже смутно почудилось ему, что некое кольцо готово сомкнуться.
 
Во вторник вечером прибежала тетипашина девчонка и одним духом отрапортовала:
 
— Они последний раз говорят, чтоб тушили . 
 
Но как-то так случилось, что Васисуалий Андреевич снова забылся, и лампочка продолжала преступно светить сквозь паутину и грязь. Квартира вздохнула. Через минуту в дверях лоханкинской комнаты показался гражданин Гигиенишвили. Он был в голубых полотняных сапогах и в плоской шапке из коричневого барашка.
 
— Идем, — сказал он, маня Васисуалия пальцем. 
 
Он крепко взял его за руку, повел по темному коридору, где Васисуалий почему-то затосковал и стал даже легонько брыкаться. Ударом в спину вытолкнул его на средину кухни. 
 
Уцепившись за бельевые веревки, Лоханкин удержал равновесие и испуганно оглянулся.
Здесь собралась вся квартира. 
 
В молчании стояла здесь Люция Францевна Пферд. Фиолетовые химические морщины лежали на -
властном лице ответственной съемщицы. Рядом с нею, пригорюнившись, сидела на плите пьяненькая тетя Паша. Усмехаясь, смотрел на оробевшего Лоханкина босой Никита Пряхин. С антресолей свешивалась голова ничьей бабушки. Дуня делала знаки Митричу. Бывший камергер двора улыбался, пряча что-то за спиной.
 
— Что? Общее собрание будет? — спросил Васисуалий Андреевич тоненьким голосом.
 
— Будет, будет, — сказал Никита Пряхин, приближаясь к Лоханкину, — все тебе будет. Кофе тебе будет, какава! Ложись!- закричал он вдруг, дохнув на Васисуалия не то водкой, не то
скипидаром.
 
— В каком смысле ложись? — спросил Васисуалий Андреевич, начиная дрожать.
 
— А что с ним говорить, с нехорошим человеком! – сказал гражданин Гигиенишвили. И, присев на корточки, принялся шарить по талии Лоханкина, отстегивая подтяжки.
 
— На помощь! — шепотом произнес Васисуалий, устремляя безумный взгляд на Люцию Францевну.
 
— Свет надо было тушить! — сурово ответила гражданка Пферд».
 
:-))
-----------------------------------------------------------------------------
 
 
При тренировках техники расчета вариантов есть старый рабочий метод. Дается позиция и учеников в классе на листочках бумаги просят выписать столбиками- все возможные варианты и подварианты в тренировочной позиции.
 
Этот метод направлен на развитие организованного структурированного мышления при вычислениях… «что бы все было разложено по полочкам»! Подразумевается, что игрок вначале с трудом будет выполнять упражнение качественно с записью, но постепенно попривыкнет и будет в состоянии давать всеобъемлющий учет возможностей на бумаге…. А позже откажется и от бумажки. Без потери качества.
 
Ваня… (про него писал). Если будем рассчитывать варианты с записью- он мне практически не уступит в не очень креативных позициях, но длинных и с разветвлением. А без записи… ну очень резко ронял качество. Глядя на этот разброс результатов предположил чисто тренерское: А не ходить ли Ване на турнир с блокнотом? :-))
 
Оказывается правилами ФИДЕ делать что-либо подобное во время партии запрещено!
 
Поэтому я лично, с очень большим пониманием отношусь к записям которые вел молодой и суперсильный гроссмейстер. Это действительно может работать. И положа руку на сердце- я бы в его случаи не усматривал криминала… нарушение формально. Воздействия на противника не имеет. Хотя…. Может быть я не прав? Может быть записи сделанные в время своего хода и невидимые для противника- раздражают? 
 
 
Раньше к записи своих мыслей и рассуждений во время игры прибегал новатор и исследователь шахматной психологии Блюменфельд! 
 
Он всячески анализировал свои горячие и рабочие мысли, эмоции, рассуждения (после партии уже много чего и не вспомнишь, а дьявол часто прячется в деталях!). И пытался с этим материалом после уже дома работать. У него много интересных работ в этой сфере, и к сожалению никто также далеко и творчески в профессии наверно не ходит.
 
Однажды правда и он скомпрометировал свой же метод :-)) На турнире один из его противников зная специфику «заметок на полях», беззастенчиво читал. Иногда вставая из-за столика и заглядывая к мастеру через плечо…. В один из острых моментов у противника Блюменфельда была возможность эффектно, но не корректно пожертвовать слона. Сделав свой ответный ход Блюменфельд и записав в блокноте «Опасаюсь жертву на h7», вышел из турнирного зала.
 
Вернулся, обнаружил пожертвованного соперником слона и вскоре выиграл.

Уэсли Со - Варузан Акобян


0 комментариев

Оставить комментарий