"Повесть о Морфи" (фрагменты) + Избранные партии (седьмой выпуск)

 «Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии (седьмой выпуск)В сегодняшнем фрагменте повести, описывается отличный игровой успех Морфи, против ведущих английских шахматистов… он опоздал на турнир (да и кроме матча с Г.Стаунтоном- он не планировал ничего).
Тем не менее он сыграл матч вслепую против некоторых участников… результат был великолепен.
Все выпуски серии:

1-й2-й3-й4-й5-й6-й7-й8-й9-й10-й11-й

Стаунтон пустился в витиеватый отказ, сославшись на не менее сильных игроков в Париже, а также на знаменитого немца Адольфа Андерсена. Дескать они не меньше Морфи достойны матча с ним.
Пол Морфи нашёл замечание резонным и переместился в Париж :-))

После фрагмента публикую две партии Пола, где он играл без пешки f7 чёрными, и ещё одну где вовсе без ладьи и коня!!!

Игра с форой… Видел всякое. Бывало люди соглашались играть на деньги на условиях слабейшего :

— Мастер ЧЁРНЫМИ играет без ладьи a8, без коня b8, без пешек а7, b7.
— Партия начиналась ходом белых с уже выдвинутыми в центр пешками e4 + d4

На удивление чёрные проигрывали не всегда :-)

Сам без материала никогда не играл.


___________

«Стояла чудесная погода, Пол с удовольствием осматривал достопримечательности Лондона и не помышлял о шахматах. Появление Эджа, нахмуренного и мрачного, быстро испортило ему настроение.

– Я полагаю, мистер Морфи, что вы делаете серьезную ошибку, – угрюмо сказал секретарь.

– Что вы имеете в виду, Эдж? – насупился Пол.

– Вы обещали участвовать в бирмингэмском съезде – и совершенно забыли о нем. Англичане не простят вам этого!

– Я не забыл, Эдж. Бирмингэмский турнир ничего не даст мне. Даже первое место ни на шаг не приблизит меня к матчу со Стаунтоном, а меня интересует лишь этот матч.

– Надо считаться с интересами английских любителей, мистер Морфи. К турниру вы все равно опоздали, вступать в него поздно. Но, на мой взгляд, вам совершенно необходимо поехать в Бирмингэм и провести там какое-нибудь эффектное выступление… Скажем, сеанс одновременной игры вслепую…

– Вы правы, Эдж! – сказал Пол. – Вот деньги, возьмите билеты сейчас же. Завтра утром мы с вами выезжаем в Бирмингем.

Эдж был совершенно прав. Пола встретили в Бирмингэме сдержанно, недовольство чувствовалось. В Бирмингэме собрался весь цвет английских шахмат, почти все английские маэстро и сильнейшие любители, среди которых выделялся мистер Киппинг, нотариус из Манчестера и отличный гамбитный игрок. Съезд успел закончить работу. Президентом Британской шахматной ассоциации был избран старый лорд Литтльтон, румяный, седовласый и необыкновенно учтивый. Пол принес ему извинения за опоздание, но лорд Литтльтон сохранял обиженный вид. Тогда Пол решился:

– Мне думается, милорд, – сказал он небрежно, – было бы неплохо дать для участников турнира сеанс одновременной игры вслепую.

– Сеанс вслепую? На скольких же досках, мистер Морфи?

– Ну, скажем, на восьми…

Лорд Литтльтон разинул рот.

– Восемь досок вслепую одновременно против сильнейших шахматистов Англии?! Здоровы ли вы, мистер Морфи?

– Вполне здоров, лорд Литтльтон.

– Разрешите, мистер Морфи, представить вам мистера Эвери, президента бирмингэмского шахматого клуба.

Пол пожал руку джентльмену небольшого роста с живым и приятным лицом.

– Вы слышали, Эвери, что предлагает мистер Морфи?

– Слышал, милорд.

– И что вы скажете?

– Участники турнира навряд ли согласятся играть в сеансе, милорд, кроме одного или двух. Согласны ли вы на других партнеров, мистер Морфи?

– Я предпочел бы сильных партнеров, мистер Эвери, но вы можете комплектовать состав участников по своему усмотрению.

– Отлично, мистер Морфи! Вы будете довольны составом, могу обещать вам это.

На следующий день о сеансе Пола Морфи вслепую на восьми досках было объявлено во всех бирмингэмских газетах.

– Он сошел с ума! – кипятился лорд Литтльтон. – Первый в мире специалист по игре вслепую – это парижский маэстро Гаррвитц. Но и он никогда не играл более шести партий! Людвиг Паульсен с огромным трудом играл три или четыре. Я сам сяду играть в этом сеансе, черт возьми!

В восьмерке оказалось трое участников турнира – Киппинг, Эвери и Литтльтон. Остальные предпочли отказаться и были заменены сильнейшими любителями.

Сеанс состоялся в пятницу вечером, в свободный день турнира, в зале бирмингэмского колледжа.

Пол был посажен в дальнем углу зала и подал команду:

– e2 – e4 на всех досках!

Завязалась борьба. Пол сидел в большом кресле, спинка которого закрывала от него участников и столы. Когда Пол устал, он сел поперек кресла и перекинул ноги через его ручку. Пол ничего не записывал и выглядел совершенно свежим после шести часов напряженной игры.

Лорд Литтльтон, в силу своего положения игравший на первой доске, был выбит первым. Та же судьба постигла мистеров Сальмона, Фримэна, Роудса, Уиллса и Керра. Эвери упорной защитой добился ничьей, а Киппингу удалось выиграть. Общий результат сеанса был 6?:1? – Бирмингэмская публика устроила Полу овацию, никто еще не видел ничего подобного. Отказ Пола от бирмингэмского турнира был прощен и забыт.

Турнир вскоре закончился. Несмотря на участие в нем самого Стаунтона, победителем вышел пятидесятивосьмилетний Иоганн Левенталь, только что проигравший Полу матч и обруганный газетами за «небывало слабую» игру. Всего через неделю этой игры оказалось достаточно для того, чтобы взять первое место в турнире. Левенталь сумел выиграть обе личные встречи у Стаунтона, и на второе 
место вышел бывший венский маэстро Фалькбеер.

Накануне возвращения в Лондон солнечным утром Пол неторопливо пересекал двор бирмингэмского колледжа, ставшего свидетелем его триумфа. С ним был Фред Эдж. Навстречу им шли Говард Стаунтон, лорд Литтльтон и Эвери.

Пол внезапно решился.

– Мистер Стаунтон! – вежливо сказал он. – Вы говорили, что будете непременно играть со мной матч. Могу я узнать, когда вы собираетесь осуществить свое намерение?

Кирпичное лицо Стаунтона потемнело.

– Мои издатели потеряют много тысяч фунтов, мистер Морфи, если я начну играть в шахматы сейчас. Мне необходимо закончить рукопись, лишь тогда я смогу приступить к игре.

– Я готов подождать, мистер Стаунтон. Выберите месяц сами, пусть это будет октябрь, ноябрь или декабрь…

Но пусть ваше решение будет окончательным! Стаунтон думал довольно долго.

– Хорошо, мистер Морфи! – сказал он наконец. – Если вы согласны на отсрочку, я готов играть с вами матч в середине ноября. Я постараюсь уговорить своих издателей и на днях сообщу вам точную дату…

– Ура! – закричал Эвери. – Ура, мы имеем великий матч Стаунтон – Морфи!

Этот разговор состоялся 26 августа и обрадовал всех присутствующих. Однако уже 28 августа, через день после возвращения шахматистов из Бирмингема, лондонская газета «Иллюстрэйтед Лондон ньюс» напечатала такое странное сообщение:

«Сообщаемая некоторыми спортивными газетами «новость» о предстоящем якобы шахматном матче между мистером Стаунтоном и молодым американцем м-ром Полом Морфи является совершенной чепухой. В нашей стране имеется твердое положение о том, что вызывающий обязан иметь секунданта и внести денежный залог.

Мистер П. Морфи приехал в Англию без того и другого.

Мы не сомневаемся, что то и другое со временем появится, но пока нет решительно никакой возможности фиксировать дату начала матча. Также не соответствует действительности утверждение некоторых газет, будто ставка матча снижена с тысячи фунтов до пятисот по инициативе английского шахматиста. Такое снижение имело место, но исключительно по просьбе мистера Морфи».

...

… огромное большинство английских любителей было возмущено поведением своего чемпиона.

Молодой лорд Сольсбери в газете «Эра» напечатал открытое письмо мистеру Стаунтону от множества английских шахматистов. В этом письме говорилось, что гениальный молодой американец имеет право претендовать на шахматную корону. Спортивный долг мистера Стаунтона как шахматиста и англичанина – предоставить 
ему такую возможность и подарить миру великолепный матч Морфи – Стаунтон.

Прочитав это, Пол просиял. Ему казалось, что положение Стаунтона стало безвыходным, он ждал вызова со дня на день.

Он мало играл в шахматы в эти недели, но в клубе бывал почти ежедневно. Краснолицый пастор Оуэн уклонился от игры с Полом на равных и попросил пешку и ход вперед.

Пол колебался, у него не было опыта в такой игре.

– Ну еще бы! – едко сказал Оуэн. – Будь у меня тысяча фунтов, я с радостью поставил бы ее на себя. Очень жаль, что этой тысячи у меня нет!

Пол не выдержал и согласился дать Оуэну пешку и ход вперед. Священник выступал под обычным своим шахматным псевдонимом «Альтер», но это не принесло ему удачи. Пол знал, что Оуэн – личный друг и постоянный поклонник Стаунтона. Раздражение его перенеслось на Оуэна, он играл с небывалой яростью и разбил Оуэна, давая ему пешку и ход вперед, с невероятным счетом 5:0 при двух ничьих. Действительно жаль, что у «Альтера» не было тысячи фунтов!

Тем временем Стаунтон нашел выход.

Он напечатал в своей газете пространную статью, подписанную им. В ней говорилось об упадке британского шахматного искусства за последние десятилетия. Молодое поколение британских мастеров бесцветно и заурядно, сетовал Стаунтон. Миновали дни, когда Лондон был шахматной Меккой Европы. Теперь такой Меккой стал Париж, где живут и творят Гаррвитц, Арну де Ривьер и другие. Да и немец Андерсен еще не сказал своего последнего слова, он тоже имеет право претендовать на шахматную корону в гораздо большей степени, чем молодой мистер Морфи. Никто не может узурпировать их законных прав.

Так писал Говард Стаунтон, шекспиролог, сильнейший шахматист прошлого десятилетия.

Прочитав эту статью, Пол ненадолго задумался.

– Может быть, он и прав! – сказал он наконец. – Мистер Эдж, займитесь, пожалуйста, билетами. Завтра мы с вами выезжаем в Париж…

Пол понял, что добиться матча со Стаунтоном будет не так просто. Англичанин отсиживался, точно в осажденной крепости. Ну что ж! Надо устранить последние возражения, выбить последние козыри из рук противника.

Пол давно хотел повидать Париж, он вполне мог подарить Стаунтону небольшую отсрочку».


ОУЭН — МОРФИ (1858 год, пятая партия матча, без пешки на f7 у чёрных).

«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии (седьмой выпуск)

1.e4 e6 2.d4 d5 3.Cd3 g6
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии (седьмой выпуск)

Противник Пола выбрал именно пешку f7 в качестве отсутствующей «с раздачи». Это самая уязвимая пешка из возможных. Чёрным необходимо уже в начале партии применять меры безопасности по диагонали e6-h5, что является обычным тактическим мотивом, при раннем движении пешки f.

4.Kf3 c5 5.c3 Kc6 6.0-0 Фb6 7.e:d5 e:d5 8.Ле1+ Се7

«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии (седьмой выпуск)



Позиция чёрных сложная, сейчас заслуживало внимание ещё большее раскрытие позиции ходом 9.d:c5, но белые увлеклись активной тактической возможностью.

9.Kg5 Kf6 10.K:h7 Л:h7 11.C:g6+ Лf7
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии (седьмой выпуск)



У белых хорошее соотношение сил (ладья + 3 пешки против коня и слона). Однако они передают инициативу сопернику. Сейчас по прежнему было лучше 12.d:c5

12.Cg5 Cg4 13.Фс2


Если 13.f3, то 13… Сh5

13… Kpf8 14.C:f7 Kp:f7 15.h3 Ch5 16.Cf6 Cg6


Морфи разумеется использует в игре промежуточные ходы (сначала нападает на ферзя и лишь затем берёт слона на f6), что является признаком современных партий мастеров и гроссмейстеров.



17.Фе2 С:f6 18.Фе6 Kpg7 19.Фd7 Kph8 20.Фd6 Kpg7


Белые отказываются от повторения позиции. Играют на победу.


21.Kd2 c:d4 22.Kf3 Ke5


Теперь чёрные создают блестящую атаку!


23.Фа3 К:f3+ 24.g:f3 d:c3 25.b:c3 Лg8



26.Ле3 Крh8 27.Kph1 d4 28.c:d4 C:d4



29.Лае1 С: е3 30.Л: е3 Фb1+ 31.Kph2 Ce4 32.Фс3+ Лg7



33.Ле1 Фb6 34.Ле3 Фd6+ 35.Kph1


И чёрные поставили мат в 3 хода:

35… С:f3+ 36.Л:f3 Фd1+ 37.Kph2 Фg1 мат


__________________________________________

Морфи — Любитель (Лондон, 1958 год, Белые без ладьи а1 и без коня b1)



1.e4 e5 2.Kf3 Kc6 3.Cc4 Cc5 4.b4 C:b4 5.c3 Ca5 6.d4 e:d4 7.0-0
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии (седьмой выпуск)

Возникла известнейшая позиция гамбита Эванса… её успешно играли и на равных, а тут не хватает целых ладьи и коня!

7… Kf6 8.Ca3 Cb6?
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии (седьмой выпуск)

Cразу проигрывает! Необходимо было 8...d6

9.Фb3 d5 10.e:d5 Ka5 11.Ле1+
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии (седьмой выпуск)


Чем хорош гамбит Эванса, так это тем, что вроде бы недавно начали партию, и уже всё кончено. Цена 1 плохого хода здесь, высока как нигде! Всё дело в максимальной открытости короля чёрных по вертикалям и диагоналям.

11… Се6 12.d:e6 K:b3 13.e:f7+ Kpd7
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии (седьмой выпуск)

14.Ce6+ Kpc6 15.Ke5+ Kpb5
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии (седьмой выпуск)

16.Сс4+ Кра5

Лучше было Кра4 17.С:b3+ Kpb5 (17… Kp:a3 18.Kc4 мат) 18.Лb1!

17.Cb4+ Kpa4 18.a:b3 мат


Мне запомнился один смешной эпизод. Будучи уже предпринимателем, я показывал эту партию в городском шахматном клубе — ветеранам ВОВ, которых раньше был полный клуб. Старики с большим интересом наблюдали.
В какой-то момент, в комнате возник и Коля Полещук (мужчина выпивал и по внешнему виду уже становился похож на лицо без определённого места жительства, играл примерно на 2 разряд).

Всю партию он молчал, но в конце не вытерпел и разрядил паузу оцепенения от увиденного фразой:
" Да-а-а-а… Искусство, есть искусство!"

:-))
 

Все выпуски:

 

1-й2-й3-й4-й5-й6-й7-й8-й9-й10-й11-й

 


 


0 комментариев

Оставить комментарий