"Повесть о Морфи" (фрагменты) + Избранные партии.(четвертый выпуск)

 «Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии.(четвертый выпуск)Очередная часть повести о Морфи. Она о развитии истории с вызовом группы американских шахматистов Говарда Стаунтона на матч с молодым американцем.

И ещё об этом фрагменте… в нём впервые описывается личность Пола, как молодого человека. Мэй....
Я много видел мотивов, когда парни ради чьих-то стройных ног и возможного «да» шли в спортивные залы, бассейны… вдруг заниматься начинали боксом или поступать в ВУЗ, который был очень большой, непомерной сложностью для них. Но вот что бы через шахматы, добиться расположение девушки… повысить вес своих притязаний, добавить себе уверенности и решительности — такого я не встречал никогда. Все выпуски серии:

1-й2-й3-й4-й5-й6-й7-й8-й9-й10-й11-й


А вот реакцию на игру родителей (как в семье Пола)- вот это, как раз было сплошь, и рядом.
____________
По окончании фрагмента партия вошедшая во все учебники по тактике. В ней Пол Морфи показал, что 2 пешки ни что, в сравнении с хорошо скоординированными фигурами, действующими против задержавшегося в центре короля противника.

Как ни крути, но король в центре это сплошные неудобства:
— нет взаимодействия между ладьями,
— соперник имеет возможность совмещать не только сильную игру по центру (что очень оправдано и при укрытых на флангах королях), но пинать при этом вашу бесценную фигуру,
— при необеспеченной безопасности короля, играть на победу нет возможности, лишь только на отбой.

Пример ниже отличный! Разумеется так атаковать короля в центре умели и любили и до Морфи… но в игре американца больше эстетики и убедительности, что ли...

Комментарии к партии использовал от 5-го чемпиона мира по шахматам Макса Эйве.
___________

«Полу мучительно хотелось увидеться с Мэй, но он категорически запретил себе это. В письме, написанном им перед отъездом на нью-йоркский конгресс, он заявил, что вернется либо великим шахматистом, признанным всем миром, либо не вернется совсем. Он победил в Нью-Йорке, но было ли это успехом мирового класса? Многие опытные шахматисты Севера утверждали, что в Европе играют значительно сильнее, что американским шахматистам далеко до европейских, с которыми Пол еще ни разу не встречался.

Нет, он не мог увидеть Мэй, не выполнив своего обещания.

Странным образом, но для Пола лишь через победу над Стаунтоном, сильнейшим шахматистом эпохи, шел путь к Мэй…

И Пол начал готовиться к матчу со Стаунтоном; как будто условия этого матча уже были подписаны. Стаунтон отказался приехать в Новый Орлеан? Это ничего не меняет, рано или поздно он принесет Мэй скальп Говарда Стаунтона и бросит к ее ногам… Этот скальп оправдает все: его образ жизни, нерешительность, робость, стремление уклониться от встреч…

Пол никому не говорил ни слова, но чуткий Шарль отлично улавливал его мысли. Под его давлением Руссо и другие любители Нового Орлеана написали в Лондон второе письмо, оставшееся без ответа. Казалось, все потеряно, когда из Лондона пришел заказной пакет. В нем не было письма Стаунтона с его согласием, но было нечто другое – Британский шахматный союз приглашал мистера Пола Чарлза Морфи (Луизиана) участвовать в качестве гостя на очередном съезде союза, который намечено провести в городе Бирмингэме в июне или июле 1858 года.

В приглашении довольно глухо указывалось, что там же должен состояться и шахматный турнир, и не указывалось вовсе, приглашается мистер Морфи как участник съезда и турнира или только как участник съезда.

Впрочем, это не имело практического значения, так как Пол принял решение мгновенно. Он прекрасно понимал, что неприятных разговоров с матерью и Эллен не избежать, но разве мог он упустить такой блестящий шанс!

В первых числах апреля Пол написал в Англию, что благодарит за приглашение и постарается им воспользоваться. С той же почтой он сообщил Эджу, что рассчитывает быть в Англии в июле и просит «заранее провести все необходимые подготовительные мероприятия». Он сам не очень хорошо знал, что подразумевалось под этой деловитой формулой, но твердо знал одно – если он будет в Англии, Стаунтону придется играть с ним матч.

– А Стаунтон не обманет тебя, Пол? – озабоченно спросил Мориан. – Ты приедешь в Европу, а Стаунтон скажет, что он болен и не расположен играть.

– Надо постараться, чтобы Стаунтон не сказал этого! – запальчиво ответил Пол. – Мистер Стаунтон – благородный английский джентльмен, он не может изменить своему слову!

– Аминь! – сказал Мориан.

С тяжелым чувством Пол начинал разговор с Эллен, но чуткая девушка успокоила его с первой минуты. Как только он упомянул о том, что победа над Стаунтоном даст ему возможность просить официально руки Мэй, Эллен преобразилась.

Сияя глазами, она сама просила его:

– Поезжай в Европу, Пол, поезжай непременно! Не думай о нас, мы будем тебя ждать – и дождемся. Ты любишь Мэй, и Мэй любит тебя, не может не любить… Ты вернешься чемпионом мира, национальным героем… Джеральд Аллисон не сможет отказать тебе!

Пол поцеловал сестру, отправился в банк и снял со счета еще пять тысяч. Часть расходов ему возместят, но нельзя же ехать без денег в такую даль и на столь неопределенный срок, не так ли? Затем Пол заказал на завтра билет на пароход, идущий вверх по реке. На 
этот раз он не собирался останавливаться в Вашингтоне и решил пересаживаться так, чтобы попасть в Нью-Йорк кратчайшим путем.

Лишь проделав все это, Пол решился на заключительный разговор с миссис Тельсид.

На его счастье, мать была в хорошем расположении духа.

Работа над оперой «Луиза де Лоррэн» шла успешно, писался уже третий акт, в котором арфа делала чудеса… Миссис Тельсид возобновила свои музыкальные четверги, знаменитые в Новом Орлеане. На этих вечерах профессионалы-музыканты встречались с любителями в мирном музыкальном соревновании. Попасть на вечер к миссис Морфи было не просто, любой житель города считал это для себя высокой честью.

Когда Пол вошел к матери, миссис Тельсид была чрезвычайно озабочена: квартет профессиональных музыкантов, помогавший ей в работе над оперой, явился не в полном составе, не хватало второй скрипки.

– Увы, миссис Тельсид, его надо понять! – сказала первая скрипка. – Наш друг понес тяжелую потерю. У него умер ребенок, сегодня он хоронит его.

– Какой ужас! – схватилась за виски миссис Тельсид.

– Что вы, миссис Тельсид! – вступился виолончелист, понявший неправильно возглас хозяйки. – Наш друг может опоздать, но никак не может не прийти совсем! В конце концов ведь и ребенок-то был совсем маленький – вот такой!

– Итак, отныне скорбь измеряется в дюймах! – серьезно сказал вошедший Пол. – Мамочка, можно тебя на минутку?

Они отошли к окну.

– Дело в том, мама, что мне придется поехать на несколько месяцев в Европу, – непринужденно сказал Пол. – Меня пригласили в Англию на очень почетный съезд, я никак не могу отказаться.

Миссис Тельсид пытливо смотрела на сына.

– Ты уверен, что не можешь отказаться, Пол?

– Совершенно уверен, мамочка. Кроме того, что плохого в том, что я проедусь в Европу? Ты сама говорила, что стоит предпринять такую поездку просто так, чтобы пополнить образование.

Мать смотрела в окно мимо Пола, брови ее дергались.

– Мы ждем вас, миссис Тельсид! – крикнул один из оркестрантов.

И она решилась.

– Ты не забыл моих слов, Пол?

– Каких слов, мамочка?

– О том, что джентльмен не играет на деньги, и о многом другом… Ты помнишь свое обещание?

– Как же я могу забыть его!
– Хорошо, Пол, тогда ты можешь ехать. Когда ты отправляешься?

– Завтра утром, мамочка.

– Так срочно?

– Времени совсем мало, мамочка.

– Хорошо. Я встану пораньше и соберу твои чемоданы.

– Эллен уже собрала их.

– Тем лучше. Перед отъездом зайди со мной проститься.

– Разумеется, мамочка!

И довольный Пол выскользнул из гостиной, откуда уже неслись звуки увертюры. Он постоял за дверью и отправился прощаться с Эллен.

На следующий день, 26 мая, Пол выехал на пароходе «Натчез». Он прибыл в Нью-Йорк 8 июня.

9 июня, даже не повидавшись ни с кем из нью-йоркских шахматистов, Пол отплыл на трансатлантическом лайнере «Аравия» в Старый Свет. Он не хотел привлекать внимания к своей поездке.

Он ехал завоевывать Европу и Мэй совершенно один, никому не известный и свободный как птица.

Одиночество не мешало ему. Пол был счастлив, как мальчишка, в первый раз вырвавшийся на свободу».


Шультен — Морфи (Нью-Йорк, 1857)

1. e4 e5 2. f4

Как известно, цель этого начала — вскрытие линии f для атаки на королевский фланг черных в связи с попыткой захвата центра.

2...d5

Контргамбит Фалькбеера, радикально парализующий поползновения белых. После обычного продолжения: 3. ed е4, партии, черные предотвращают вскрытие белыми линии «f»; о перевесе белых в центре не может уже быть речи. Правда, это стоит черным пешки, но свободная игра, которую они получают, является вполне достаточной компенсацией.

«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии.(четвертый выпуск)
3. exd5 e4

Эта черная пешка оказывает сильное давление на позицию белых.

4. Кc3

Сильнее считается здесь 4. d3, чтобы сразу же ликвидировать опасную черную пешку. На это черные могут либо немедленно отыграть пешку посредством 4...Qxd5, либо же создать отличное положение, продолжая 4… Кf6 5. de Кxе4 (например, 6. Кf3 Сc5! 7. Фе2 Сf5! 8. g4 0-0!, Шпильман — Тарраш, Острава Моравская 1923).

В своей практике достаточно успешно применял белыми такую систему 4.d3 Kf6 5.de K:e4 6.Ce3, после чего наиболее принципиален переход в ранний эндшпиль — 6… Фh4+ 7.g3 K:g3 8.Kf3 Фе7! 9.h:g3 Ф:e3 10.Фе2....
Не скажу, что здесь у белых как-то уж хорошо, но не хуже. А в сочетании с опытом игры этого варианта, и позиций возникающих далее- результаты радуют. (Примечание моё В.В.)

4… Кf6 5. d3 Сb4 6. Сd2

Заставляя черных объясниться: желают ли они меняться на d3 (и может быть, также на с3), чтобы вернуть себе пешку?
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии.(четвертый выпуск)

6… е3!

Вполне в стиле Морфи! Указанный выше размен дал бы белым лучшую игру. Вместо этого черные жертвуют вторую пешку, что приводит к существенному ухудшению позиции белых. Теперь вскрывается линия «е», что, согласно принципам Морфи, явно на пользу лучше развитой стороне, т.е. черным.
Перед нами — превосходный o6paзeц позиционной жертвы. Ход 6… е3 отнюдь не связан с определенной сетью вариантов, из которых определенно вытекало бы, что черные форсированно получают за свои материальные жертвы награду, но ocнован лишь на общих соображениях, которые Морфи имел в виду при построении им дебютной позиции.

7. Сxe3 O-O

Теперь уже явна сила открытой линии «е»: черные грозят 8… Лe8, чтобы в случае защиты слона е3 ферзем продолжать 9...Nxd5, выигрывая этого слона.

8. Сd2
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии.(четвертый выпуск)

8… Сxc3

Конь с3 мог бы оказаться cильной защитительной фигуpoй, прикрывающей линию «е» (на е2 или е4). Поэтому его необходимо устранить!

9. bxc3 Лe8+ 10. Сe2 Сg4
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии.(четвертый выпуск)

Теперь белые не могут продолжать нормально развиваться. Например, нa 11. Кf3 последует 11… Сxf3 12. gxf3 Кxd5 и пешка f4 форсированно проигрывается; и так как теперь материальное равенство восстановлено, а положение белых (ввиду хотя бы слабости пешек с3, f3 и b2) значительно хуже, то приходится признать, что черные, делал б-й ход, правильно оценили свои шансы.
Продолжение, избранное белыми в партии, как мы вскоре увидим, еще менее выгодно для них.

11. с4?

Единственный способ помешать черным отыграть обе пешки указанным нами способом. Очевидно белые, примирившись с неизбежностью позиционных дефектов своего положения, хотят по крайней мере сохранить материальный перевес.

(Позднее было установлено, что ходом 11.Крf2, белые возвращали одну пешку, но получали шансы выйти «сухими из воды» примечание моё- В.В.)

11… с6!

Лучший способ взорвать белый центр. Если белые не меняются, то черные играют 12… сd, а 12. dс отдает черному коню отличное поле для развития.

12. dxc6 Кxc6 13. Kрf1
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии.(четвертый выпуск)


Единственный ход. 13. Сс3, что выглядит сильнее, опровергается посредством 13… Кd4 14. Сxd4 Фxd4 15. Кf3 (иначе 15… Лxe2+ и 16… Ле8) 15… Кxf3 16. gf Кh5 17. Лf1 (чтобы посредством Лf2 прикрыть е2; заметьте, что ферзь прикован к d1 защитой ладьи а1) 17… Кxf4 18. Лf2 Ле7, и затем следует решающий удар — 19… Лае8.

13… Лxе2

Черные получили за ладью две фигуры, причем их атака нисколько не ослабла.

14. Кxe2 Кd4 15. Фb1
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии.(четвертый выпуск)

У ферзя нет лучшего поля. На 15. Фе1 последовaло бы 15… Сxе2+ 16. Kрf2 Кg4+, а если 16. Kрg1, то 16… Кxс2 с еще большими потерями для белых.

15… Сxe2+ 16. Kрf2

На 16. Kрg1 последовало бы Кxс2 со смертельной угрозой Фd4+. Относительно лучше было 16. Kре1 Фе7 (или Фе8) и т.д. Партию белых все равно спасти невозможно.

16… Кg4+
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии.(четвертый выпуск)

17. Kрg1

На 17. Kрg3 решает Кf5+ и Фh4x. Если же 17. Kре1, то Фh4 18. g3 Ле8! (с угрозой Кf3 мат) 19. Се3 Лxе3.
После хода в партии черные дают мат в 7 ходов:
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии.(четвертый выпуск)

17… Кf3+ 18. gxf3 Фd4+ 19. Kрg2 Фf2+ 20. Kрh3 Фxf3+ 21. Kрh4 Кe3 22. Лg1 Кf5+ 23. Kрg5 Фh5 мат.
«Повесть о Морфи» (фрагменты) + Избранные партии.(четвертый выпуск)

Удивительно, как скромность и нерешительность Пола в обычной жизни уживалась с его ураганным стилем (без стеснений) игры за доской............. 


Все выпуски:

 

1-й2-й3-й4-й5-й6-й7-й8-й9-й10-й11-й

 



0 комментариев

Оставить комментарий