Шахматы, шахматы каждый день и вы тоже сможете стать лучшим актёром в мире!

 Хамфри Богарт был признан Американским институтом киноискусства лучшим в истории артистом кино, но в интервью журналу «Silver Screen» на вопрос, что имеет для него самое большое значение в жизни, Богарт ответил, что один из его главных интересов — это шахматы.
Действительно, Хамфри, по его признаниям, играл в шахматы почти каждый день, особенно в перерыве между съёмками. А началось это увлечение в 1912 году, когда он со своим отцом, знаменитым манхэттенским хирургом, отдыхал на вилле у озера Канандейгуа около Рочестера (Нью-Йорк). Мальчику было 12 лет, по нынешним временам уже довольно поздно для знакомства с шахматами, но в начале 20-ого века он казался просто шахматным вундеркиндом, когда начал посещать шахматные кружки в Нью-Йорке. Конечно, ни о каких профессиональных занятиях шахматами в преуспевающей семье Богартов речи быть не могло (его мать была главным художником в женском журнале «The Delineator» и зарабатывала вдвое больше отца Хамфри). Так что медицинский факультет престижного Йельского университета после школы был чем-то само-собой разумеющимся и обсуждению не подлежал. Однако жизнь, как это часто бывает, внесла свои коррективы в планы родителей и Богарта-младшего исключили за неуспеваемость из Академии Филипса, где он готовился к поступлению в университет.
Своенравный молодой человек записался добровольцем в морфлот. Шёл восемнадцатый год, первая мировая война шла к концу, и юный Хамфри бросился догонять уходящую романтику войны в Европе. В боях поучаствовать ему не довелось, но именно тогда он получил шрам на губе. Историю появления этого шрама друг Хамфри, писатель Натаниел Бенчли, излагал так: Богарт был ранен во время выполнения задания по доставке заключенного в портсмутскую военно-морскую тюрьму в штате Нью-Хэмпшир. Во время пересадки с поезда на поезд в Бостоне заключенный, на котором были наручники, попросил Богарта дать ему сигаретку. Пока Хамфри искал спичку, заключенный поднял руки, ударил наручниками Богарта по лицу (при этом была рассечена губа) и сбежал.
Когда Богарт после войны вернулся домой, он обнаружил, что его отец болен, а его медицинская практика расстроена. Хамфри начал искать себя в самостоятельной гражданской жизни. Грузоотправитель, продавец, сценарист, режиссёр, продюсер, менеджер сцены – всё это  пробовал примерить к себе молодой Хамфри, но отбрасывал в сторону… Нет не то, это не я. И вот наконец начался его путь, приведший к мировой славе, начался в двадцатилетнем возрасте с роли японского дворецкого в бродвейском спектакле по пьесе Элис Брэйди «Drifting».
Правда, звезда удачи не сразу заметила появление будущего гения кино, и ещё многие годы ему частенько приходилось с шахматной доской ходить на Таймс-сквер не для того, чтобы приятно провести время за любимой игрой, а чтобы элементарно заработать себе на ужин игрой на ставку в 50 центов. "Однажды он пришел домой окрыленный, — вспоминает Мэри Бэйкер, подруга Богарта, ставшая позже его коммерческим агентом. — Кто-то предложил ему играть за доллар!"
Но вот пришла эра кинематографа и Хамфри отправляется в Голливуд. Хотя и здесь успех пришёл не сразу, но уже в 1942 году он с блеском сыграл главную роль в фильме «Касабланка». За эту роль Богарт был номинирован на премию Оскар за «Лучшую мужскую роль», а сам фильм получил «Оскара» в категории «Лучший фильм года». Интересно, что даже свою любимую игру в шахматы Богарт попросил использовать в нескольких эпизодах фильма.
2
Тот самый шахматный эпизод в «Касабланке», появившийся по воле Богарта: владелец кафе «У Рика» Рик Блэйн анализирует вариант во французской защите. Интересно, что первоначально образ Рика должен был воплотить Рональд Рейган (будущий президент США, тогда еще довольно малоизвестный актер)
В это время Хамфри много играл по переписке, причем среди его заочных партнеров числились и военнослужащие, находившиеся в частях за пределами Соединенных Штатов. Этой перепиской  заинтересовались в Федеральном бюро расследований, и Богарт был доставлен в Вашингтон на Пенсильвания-авеню. Там, в «конторе» Эдгара Гувера ставший уже знаменитым актер убедил сыщиков, что отправляемые им шифровки всего лишь запись шахматных ходов. Подозрения с актера сняли, но все же посоветовали до окончания войны прекратить нагружать ФБР дополнительной работой. После чего Хамфри отводил душу в поединках за 64-клеточной доской исключительно на голливудских площадках – в перерывах между съемками...
Кстати, игра в шахматы была не просто его увлечением. Богарт был турнирным директором Шахматной федерации США, участвовал в работе Шахматной федерации штата Калифорния. В августе 1945 года Хамфри помог спонсировать Панамериканский шахматный конгресс в Лос-Анджелесе и был выбран в качестве его председателя.
Главным местом встреч Богарта был ресторан «Romanoff» по Родео-Драйв в Беверли-Хиллз. Хамфри принадлежал второй столик слева от входа. Хозяин ресторана Романов (1890-1972) любил называть себя «Принц Майкл Александрович Дмитрий Романов.» Если Романов был в ресторане, когда туда приходил Богарт, то сразу садился к нему за столик сыграть в шахматы. В 1946 году Богарт проиграл Романову 100 долларов. Вернувшись домой, Хамфри позвонил Романову и предложил сыграть партию по телефону ещё на 100 долларов. Романов, помня, что Богарт уходил из ресторана уже сильно подшофе, с удовольствием согласился и был разгромлен в 20 ходов. Позже Богарт признался, что все ходы в этой партии он делал не сам, а по подсказке профессионального шахматиста Германа Стейнера (Herman Steiner1905Дунайска-Стреда — 1955Лос-Анджелес).
3
Обложка июньско-июльской книжки «Chess Review» за 1945 год: справа – Хэмфри Богарт и его новая жена актриса Лорен Бэколл (они сыграли свадьбу незадолго до этого). Слева – актер Шарль Буайе, между играющими – Герман Стейнер, в голливудском шахматном клубе которого Шарль и Хэмфри числились в завсегдатаях еще с начала 30-х годов...
Богарт, вероятно, был сильнейшим голливудским шахматистом, в 1955-м добился ничьей в сеансе одновременной игры в Беверли-Хиллз против самого Сэмуэля Решевского!
Сохранилась партия Хамфри со своей женой Лорен Бэколл (1924 г.р.), самой великой из ныне живущих киноартисток, которую Американский институт кино в 1999 году поставил на 20-е место в рейтинге кинозвёзд всех времён (выше тоже здравствующей Софии Лорен). Интересно, что Бэколл – двоюродная сестра 9-ого президента Израиля Шимона Переса и надо полагать её родовые корни тоже берут начало на территории нынешней Беларуси.

Не удивительно, что герои Богарта на экране часто оказывались за шахматной доской

«Касабланка» (1942)

«Стучись в любую дверь» (1949)
В 1997 году журнал «Entertainment Weekly» назвал его легендой номер один в истории кино. Почтовая служба СШАвыпустила марки с Богартом в серии «Легенды Голливуда».


0 комментариев

Оставить комментарий