Матч-турнир Петербург 1895-96

 Перед тем как продолжить рассказ о Вильгельме Стейнице и его последних годах жизни, хочу все таки ещё остановиться на последствиях триумфа Гарри Нильсена Пильсбери в Гастингсе 1895.

Турнир Гастингс-1895 (началоокончание)


Видя триумфальное выступление Михаила Чигорина на турнире Петербургское шахматное сообщество при поддержке меценатов вышли с идеей о возможном проведении у себя матча на первенство мира между Чигориным и Ласкером. 

Но… при финальном отставании Михаила Ивановича (на пол очка) от Пильсбери, игнорирование молодого американца петербуржцам показалось нелепым. С другой стороны… пусть Гарри Пильсбери и проявил себя крайне сильным игроком, но это его всего лишь единственное международное выступление… маловато будет! Не случайный ли это был выстрел «в яблочко»?!

Вообщем меценаты решили провести не матч на первенство мира, а МАТЧ-ТУРНИР с самыми –самыми сильными игроками мира: Ласкер, Стейниц, Пильсбери, Чигорин, Тарраш.

Т.е. — самый лом!!!


Это был первый в истории опыт сбора сильнейших в тесную компанию для проведения матча –турнира, для выявления в личных матчах кто есть кто на сегодняшний день.

Регламентом предусматривалась игра каждого с каждым в 6 кругов!!! Т.е. каждый с каждым должен был сыграть по 6 партий. Победителем объявлялся тот, кто набирал бы простое большинство.

Что и говорить очень демократичное и спортивное решение! Это и возможность Пильсбери доказать о своей готовности к матчу и его противникам попытаться заявить о себе. В любом случаи любой вставший на 1 место или 2-ое вслед за Ласкером- имел полнейшее право на матч за звание чемпиона мира.

Впоследствии к этой схеме (матч-турнир) прибегали не часто, лишь при крайней необходимости. А жаль! Такой формат действительно оставляет мало вопросов кто сильнейший «в моменте».

Самый известный матч-турнир произошел в 1948 году. Тогда случился первый и надеюсь единственный случай в истории, когда умер действующий чемпион мира Александр Алехин.

Звание 6-го чемпиона мира тогда разыгрывали: М.Ботвинник, В.Смыслов, П.Керес (все СССР), М.Эйве (Голландия), С.Решевский (США)

Подробности перед началом турнира были такие:

— Тарраш отказался от участия (сославшись на дела)

— Проведение соревнования приходилось на новогодние праздники при смене 1895 и 1896 годов, а если учитывать, что дело происходит в хлебосольной России, где новогодние праздники, рождество традиционно период бурных застолий, то «новогодний антракт» в игре обещал быть конкретным и не для всех продуктивным

— Чигорина меценаты почему-то назначили ГЛАВНЫМ администратором и организатором матч-турнира. Что сами понимаете не особенно то и уместно. Сложно сказать почему так сделали… но это точно не было инициативой самого Михаила Ивановича. 

Матч-турнир сложился очень напряженным. В первой половине он прошел главным образов в бешенной борьбе за очки между молодым американцем и действующим чемпионом мира. И по началу именно Гарри Пильсбери захватил лидерство!

Наиболее яростно проходили партии между ними:
Первый круг- победил Пильсбери,
Второй круг — вновь победа за ним,
Третий круг – ничья

Но это ещё не все … Пильсбери трижды разбил Чигорина, и лишь Стейниц (стареющий лев!) устоял против его молодого напора. 

Было очевидно, что если во второй половине Пильсбери сыграет просто и надежно на удержание завоеваний, то Ласкеру придется играть матч на первенство мира именно с Пильсбери, при этом в крайне неловком положении уступившего уже ему на предварительном этапе! 

После 3 кругов и перед уходом на перерыв и новогодние 5 дневные праздники положение игроков было следующим:

Пильсбери — 6,5 очков из 9
Ласкер — 5,5 
Стейниц — 4,4
Чигорин — 1,5

Новый год в России, с его застольями и прочими «прелестями столичной жизни» запомнился всем участникам турнира, а ещё раньше (как уже писал в прошлом) Зигберту Таррашу. Не поэтому ли почтенный доктор предпочел в России ответственных матчей не играть ?! :-)

Шутки – шутками, но именно в России в новый год с Гарри Пильсбери произошли неприятности по здоровью. Сыгравшие решающее значение и в результатах этого конкретного соревнования, и в карьере, и в жизни спортсмена.

Сразу после перерыва Пильсбери выходил на 4-ю партию против Ласкера белыми! В полном понимании, что если он побьет сейчас Ласкера ещё и в третий раз, то это будет приравнено к победе в соревновании, так как Ласкер- ближайший и самый серьезный конкурент.

Однако случилось плохое. 
Непосредственно перед партией Гарри сообщили о крайне неприятном медицинском диагнозе. Молодого маэстро откровение медиков повергло в шок… сам то он жаловался лишь на головные боли, бессонницу, невроз из-за которых были в первой части соревнования перенесены несколько партий.

Партию эту он проиграл с треском, и хотя Ласкер был в ней ОЧЕНЬ хорош, сам Пильсбери сделал в ней несколько очень грубых промахов.

Эту 4 партию между Пильсбери и Ласкером я покажу завтра. 
Во-первых она имел решающее значение для хода шахматной истории сразу двух людей, а во-вторых позже спустя годы сам Ласкер назвал её лучшей своей партией за всю карьеру!

Поражение в этой партии, да ещё и при таких подробностях была для Пильсбери настоящей драмой.
Аналогичный надлом произошел в 7-ой партии матча Стейниц-Ласкер (1894), после поражения в которой Стейниц «поплыл» и дальше не сиог оказать Ласкеру сопротивления.

Вслед за этим поражение Пильсбери проиграл ещё 5 партий подряд и окончательно утратил лидерство, финишировав в конечном итоге лишь третьим.

Ну, а Ласкер, напротив воодушевленно взял лидерство в руки и удержал его до финиша.

Конечные результаты этого соревнования достаточно плотные и показывают, что в целом участники турнира были игроками единого класса. Самого высокого по тем временам.

1. Ласкер -11,5 из 18
2. Стейниц — 9,5 
3. Пильсбери — 8,5
4. Чигорин — 7

Матч-турнир и его итоги направили всех четырех шахматистов по самым разным дорожкам…

Ласкер. Продолжил свой триумф, выиграв вслед за Петербургом, сильнейший турнир Нюрнберг 1896, а затем и матч реванш у Стейница 1896-97. И вообще владел короной ещё 25 лет!!!

Стейниц. Получил полнейшее моральное и спортивное право на матч –реванш, но … не показал в нем уже к сожалению ничего. И далее доигрывал свою жизнь по инерции.

Чигорин. По хорошему больше уже никогда не замахивался на самый верх, такое ощущение что лучший свой запал он уже отыграл. Это не отменяло его бессрочной любви к игре, но преданность редко бывает сестрой высшего успеха. Для успеха нужно нечто большее.

Пильсбери. Несмотря на своих сверхусилия и амбиции, больше уже никогда не мог играть также хорошо как в Гастингсе и несмотря на симпатию к себе от всего шахматного мира, жил и закончил свою жизнь трагически.

Пильсбери производил сильнейшее впечатление на будущих чемпионов мира Алехина и Капабланку. Можно сказать что он был их кумиром. Прежде всего конечно потрясающей воображение игрой вслепую на 20 досках.

11 летний Капабланка в Гаване наблюдал один из сеансов Гарри с открытым ртом и полный восхищения: 
«Пильсбери поражал тонкостью и силой своей игры»

А вот отзыв Алехина:
«Пильсбери после Морфи был бесспорно величайшим дарованием Америки. Однако их жизненные пути совершено различны: в то время как Морфи гасил свечу своей жизни сам, Пильсбери стремился к тому, что бы его свеча горела с обеих сторон. «Вино, женщины и не безвредные песнопения, а крепкие сигары» — вот жизненный принцип Пильсбери. И это все вместе с сеансами одновременной игры вслепую, игрой в вист и опять таки партиями вслепую в шашки…»

Он гастролировал по всем странам мира с этими сеансами провел более 1000 партий вслепую, что было более 70 сеансов.

Ласкер напротив сочувственно относился и к Пильсбери, и к его двусторонне горящей «жизни-свечке». Он совершенно уверенно полагал что сеансы вслепую в таких лошадиных дозах- действуют разрушающе на любого человека, и тем более на такого слабого здоровьем, как Гарри:

«Борьба за существование, выпавшая на его долю- была крайне тяжелой» 

и упрекнул как ни странно в этом шахматный мир (!), который:

«который своими более чем скромными вознаграждениями, сделал его жизнь зависимой от сверхтяжелых усилий…»


Летом 1906 года – «шахматы поставили мат» легендарному маэстро. Смертельная болезнь настигла Гарри в 34 года. При этом личный счет против чемпиона мира у него был равным: +5 -5 =4.
Матч между ними одно из самых важных упущений в шахматной истории.


0 комментариев

Оставить комментарий